Книжные новинки

Клуб лжецов (Мэри Карр)

Если бы не министр иностранных дел, верхом российской антисанкционной риторики по-прежнему оставался бы анекдот двухгодичной давности, где техник, передающий наши ракетные двигатели американской стороне, елейным голосом спрашивает заокеанского коллегу: “Ну, как там, на Луне?” К такому печальному выводу прихожу по результатам попыток на протяжении двух месяцев смотреть каналы российского телевидения. Какие успехи имел в виду президент, когда поздравлял журналистов с успешной работой в названном направлении, для меня загадка. Смотреть решительно нечего. Зато можно читать, и тут есть с чем поздравить издательство “Эксмо”.

29 ноября благодаря его стараниям увидел свет роман Мэри Карр “Клуб лжецов” на русском языке. Этот бестселлер, собравший 12 литературных премий, был написан больше 10 лет назад, но не потерял своей актуальности. Он не содержит ни вымышленных персонажей, ни вымышленных конфликтов. “Клуб лжецов” - семейная история, в которой дети (в смысле эмоциональной зрелости) завели детей. Один из детей стал профессором сиракузского университета и написал о своей семье книгу. Рассказанная в ней реальная история поразила самого Стивена Кинга. Эту книгу я и планирую купить.

Я капитан на судне, где есть место демократии. В мирных условиях можно попытаться обосновать что угодно. Есть одно “но” - драться за свою точку зрения я буду в полную силу, а пятна на моей просоленной тужурке не от кетчупа. Так что защитить то, что я собираюсь отправить за борт, приемом “это мне не мешает” не получится. Ответом будет статистика, подтверждающая 10%-ое снижение активного словарного запаса в сравнении с прошлым годом. Победить - не цель. Цель - показать, что предмет драки иногда не стоит и царапины. А чтобы отстоять то, что мотивирует или вдохновляет, надо готовиться.

Мальчишки должны знать, кто главный и каковы правила, говорит Нил Стивенсон. Девчонки должны знать: главный может ошибаться, а правила зачастую составляет тот, кто измельчит в ступке муху для фарша, если достанет ее из пакетика с надписью “черный перец горошком”. Благодаря полемическим схваткам с капитаном мой в перспективе капитан не потеряется на острове Собственных суждений. Но Остров Собственных решений пока ему не по зубам. Он начинается с точки, где понимаешь: за право управлять своим кораблем приходится платить. Звонкой монетой, нервами, отношениями и невозможностью свалить вину на кого-то другого. Страшное место! Книга Мэри Карр “Клуб лжецов” об отличной от моей системе воспитания. Дети порой рождаются прямо на острове Собственных решений. И становятся капитанами скорее в силу отсутствия альтернативы, чем готовности ими стать. К тексту!

На этих страницах вы прочтете о том, как моя старшая сестра Лиша с начальной школы находилась в постоянной готовности потушить пожар, которым в любую секунду была готова разгореться наша легковоспламеняющаяся мать. Когда Лише было всего одиннадцать, она, будучи за рулем машины, могла с легкостью убедить любого полицейского в том, что водительские права у нее есть, но она забыла их дома:
- Сэр, пожалуйста, я везу мою сестричку к матери. Пощупайте ее лоб, у нее такая высокая температура, бедняжка просто горит.
Мне в этот момент надо было иметь скорбный вид. (Если моя сестра надумает писать собственные мемуары, то в них я буду неизменно фигурировать плачущей, описавшейся или перемазанной рвотой).



Бестселлеры

Обитатели холмов (Ричард Адамс)

Кролики - это не только ценный мех, но и три вечера, наполненных приключениями. Приключениями без изъянов, такими, принцип создания которых сформулировала полная рвения сотрудница глянцевого журнала в фильме “Как отделаться от парня за 10 дней”. Страшненько, но оптимистичненько. Ирония в моих словах, может, и есть, но иронизирую я над больше собой. Долго обходила я вниманием “Обитателей холмов”, а все из-за  того, что издательство “Эксмо” назвало его интеллектуальным бестселлером. Полноте, думала я презрительно, интеллектуальные кролики после “Волхва” Фаулза-то! И ошиблась.

Обитатели холмов, конечно же, проще, чем фаулзово повествование о тех, кто играет в богов. Да и никак Ричарду Адамсу по-другому - его герои должны прежде всего заботится о хлебе насущном и надежном укрытии. Но судьбоносный выбор и им приходится делать на протяжении книги много раз. Уотершипский холм и читатель станут свидетелями того, как задворник Орех совершит свой поход по лабиринту Минотавра. Сложность задачи в том, что дикие кролики живут стаями, и к выходу Орех должен привести отряд храбрецов, отправившихся за ним в этот страшный поход, с минимальными потерями. Ему пришлось возглавить стихийно возникший коллектив не из стремления к власти, а из-за того, что он лучше ставит задачи, оценивает опасности и готов нести ответственность за принятые решения. Проблемы, связанные с ответственностью лидера, поднимаются Ричардом Адамсом в “Обитателях холмов”, романе об исходе кроликов через просторы, равные для них чуть ли не библейским.

Читать рецензию полностью >>


Фантастика

Бразилья (Йен Макдональд)

Стою с отвисшей челюстью, словно старикан Сесил Доббс после трюка Майкла Холлера с “оператором” у полицейского участка. “Знаете, это не я вас выбрала. Я о вас не слышала. Хотя теперь жалею об этом”. Иейн Макдональд, прищурившись, отвечает: “Не сомневаюсь. На вашей книжной полке, наверняка, полно крутых фантастов. Нил Стивенсон - намбе ван?” “Намбе ван. В сюжете вашего романа “Бразилья” есть к чему придраться. Но отныне буду говорить всем любителям фантастики, чтобы меняли номерные знаки с читатель-профи на читатель-профан, если не слышали про “Бразилью”. А теперь, когда услышали, - читать, непременно читать!

Так чем же ирландский писатель Йен Макдональд так впечатлил меня, любительницу удивляться? Сюжет романа “Бразилья” из тех, что закручиваются, чтобы ставить вопросы, а не давать ответы. Он многомерный и вроде бы насыщенный яркими деталями прошлого, настоящего и будущего Бразилии, страны, о которой мы так мало знаем. Вроде бы, потому что в ходе повествования выяснится, что деление времени и пространства условно. Такое деление годится, если не знаешь всей правды об устройстве мироздания. Книга немного напоминает кинофильм “Матрица” - у героев откроются глаза, и они узрят мультивселленную. О ней я впервые узнала не от Йена Макдональда, а от Нила Стивенсона. Но, не будь сюжет “Бразильи” так по-голливудски закручен с помощью фигур, которые охраняют существующий порядок вещей и хотят изменить его, здешняя мультивселенная выглядела бы, пожалуй, и реальнее, чем та, что в романе “Анафем”.

Но я согласна не акцентировать свое внимание на тех, кто в киношном стиле охраняет и тех, кто старается изменить статус-кво в Бразилье. Хотя если все - часть общего кода, то тут кроется вопрос о природе этого противостояния. Зато Йен Макдональд теперь в списке экспертов создания отдельных картин жизни (или информации, как выясняется по ходу повествования). Его умение рассказчика таково, словно не сторонний человек из Ирландии поведал тебе о главной трагедии Бразилии 1950 года, а тот, для кого финал чемпионата мира по футболу и впрямь стал трагедией. Слово Йена Макдональда - мощный инструмент, навроде квант-ножа, вскрывает грудные клетки людей и событий. И сердце - средоточие жизни целой нации или одного мелкого телепродюсера - бьется на глазах читателя, гипнотизируя и увлекая в мир Бразильи. Не стану утверждать, что на протяжении всей книги, но местами я галлюцинировала - видела себя на стадионе Маракана во время злосчастного для бразильцев финала 1950 года.

Творческое мышление Йена Макдональда дарит читателю художественные образы, которые позволяют соединить в одну повествовательную ткань такие уток и основу, как культуру Бразилии, страны для нас экзотической, и науку, которая представляет вселенную как один квантовый компьютер. Богоматерь дорогостоящих проектов мог бы придумать Виктор Пелевин, если бы один из его героев жил в бывшей португальской колонии и поклонялся таким богам, как рейтинги зрительского интереса. О! хочу прямо сказать тем, кто любит простоту, - это не будет слишком просто. Упоминание такого романа, как “Анафем”, должно было вас подготовить. События романа Йена Макдональда происходят в Бразилии, и автор называет вещи теми именами, какими их называют здесь. Ты в стране, где под сенью Ангелов Господних творилось обращение и уничтожение, читатель, так что должен понимать, чем фавеладу отличаются от квантумейрос.


Детективы

Кваzи (Сергей Лукьяненко)

Два героя. Разные. Один, скажем, увлекается разведением орхидей и высокой кулинарией, второй - женщинами и бильярдом. Они не сходятся во мнениях по множеству вопросов. Их ссоры не просто потоки слов, они подсвечены чувством юмора, как некоторые фонтаны - электричеством. Герои совместно расследуют преступления и по ходу влияют друг на друга, что облегчает автору решение задачи по их развитию. Классика детективного жанра! Ее Сергей Лукьяненко успешно применил в своем произведении Кваzи. Только его герои не просто разные. Они антагонисты: живой и мертвый. Дознаватель смертных дел Денис Симонов и Личный помощник Представителя кваzи Михаил Бедренец, я таки познакомилась с ними.

Живой и мертвый полицейский работают над преступлением на бытовой почве, связанным с тем, что теперь человечество может существовать в трех видах: живые, восставшие и кваzи. Профессор Томилин, вирусолог, был убит в своей квартире. Простая завязка приводит тех, кто решится следовать за сыщиками, к проблемам мироустройства. Нового мироустройства, где людям уже не принадлежит вся планета. Им пришлось отстаивать свое место на ней у мертвых людей. По воле Сергея Лукьяненко, грянул Апокалипсис, за которым следуют изменения в мировосприятии. Преступление на бытовой почве, как в лучших триллерах, - вершина айсберга. Как в лучших триллерах, ум преступника вызывает восхищение. Тот, кто запутывал следы, делал это на “отлично”. Но, как и должно быть, отличные ищейки увидели весь айсберг. А также то, что картина прояснилась, но не стала однозначной.

Новый мир - старые проблемы. Каковы пути дальнейшего сосуществования людей и кваzи? Как сохранить паритет сил? К чему приведет гонка вооружений? Свои и чужие: может ли быть преступление против своих в итоге во благо всем? Все эти вопросы, над которыми человечество ломало голову в прошлом, когда слово смерть не требовало такого уточнения, как “окончательная”, встают и перед героями Постапокалипсиса. Лукьяненко создает таких героев, которые готовы задаваться вопросами, принимать решения и нести за них ответственность. “Гул затих. Я вышел на подмостки. Прислонясь к дверному косяку, я ловлю в далеком отголоске, что случится на моем веку”. Вот так. И не надо никакого волшебного мела, которым можно исправить ошибки прошлого.

Почему живые и мертвые люди? Зомби, которые живут за МКАДом, решительно настроили меня против последней книги Сергей Лукьянеко, когда я прочитала анонс. Я не знаю, почему мэтр российской фантастики дал возможность восставшим стать кваzи. Может, чтобы показать: люди могут найти общий язык с другими людьми, даже если их разделила сама Смерть, а не, скажем, такая ерунда, как желание убираться в западноевропейских гостиницах, минуя процедуру получения визы.


Приключенческая литература

Вирус Reamde (Нил Стивенсон)

Нил Стивенсон может рассмешить меня, действуя строго в рамках, установленных литературоведами для прокрустова ложа киберпанка. Таков он в романе “Лавина”. Нил Стивенсон может подать знакомые мне факты Второй мировой войны под таким соусом, что я буду внимать его истории как прежде неслыханной. Таков он в романе “Криптономикон”. Нил Стивенсон может ошеломить меня таким открытием эпохи постдефицита, что я стану считать чтение его фантастического романа разговором с единомышленником по вопросам образования и формирования качеств лидера. Таков он в романе “Алмазный век, или Букварь для благородных девиц”. Нил Стивенсон в топ-50 причин, по которым у меня нет претензий к Колумбу за его открытие)

Но он разный, и бывает, что я говорю себе: если ты не понимаешь, какова цель автора, то это просто потому, что вы больше играете не в шахматы. Это го, не твоя игра. Но и тогда я способна получать удовольствие от чтения романов Нила Стивенсона. Личности, с помощью которых он развивает стратегию игры, безусловно, живые. Я не восторгалась романами Барочного цикла. Но известные ученые, которые играют тут на его стороне, таковы, что кажется, это он меня с ними познакомил, вот только что. Те же факты - другие жизни. Гук, Гюйгенс, Ньютон, Лейбниц - в романах Барочного цикла мы видим человеческую ипостась титанов. Роман “Вирус Reamde” далеко не го. Тут я все могу просчитать. Но живые герои - один из главных его плюсов.

Читать рецензию полностью >>


Историческая литература

Загадка Катилины (Стивен Сейлор)

Не хочешь разочароваться в писателе, не жди от него слишком многого. Но как не ждать, когда пишет он детективы, действие которых происходит в Древнем Риме?! И ты, конечно же, ждешь. Хитросплетений заговоров, подлых отравлений, подкупов, шантажа, - всех этих изобразительно-выразительных средств, которыми создается картина беспринципной борьбы за власть и богатства. Ждешь и расследования, в ходе которого ты побежишь по темному лабиринту улик, освещая повороты в правильном направлении вспышками своих догадок. Ждешь радости от того, что создатель лабиринта удивит тебя, поставив в тупик перед очередным поворотом. Лабиринт детективного сюжета Стивена Сейлора проходит через тени, отбрасываемые колоннами из коринфского мрамора, через сумрак библиотек с бесценными пергаментами древнегреческих авторов, через прохладу атриев, где любовно устроенные фонтанчики дарят свежесть римским гражданам. Но бежать по нему никак не получается.

Везде, где можно, Стивен Сейлор вывалил много золы знаний о Древнем Риме, и, что делает эти места труднопроходимыми, вывалил в форме монологов или диалогов героев. Там, где у Линдсей Дэвис предыстория уместилась в одну говорящую сцену или пару иронических замечаний, тут рассказывается полностью. Выступления адвокатов (защитника и обвинителя) не будут сокращены, Стивен Сейлор воспроизведет речи в точности так, как они и должны были звучать с ростров. В Древнем Риме ораторское искусство на самом деле являлось искусством, со своими канонами и слушателями, готовыми часами внимать безупречно составленным речам. То, что Стивен Сейлор имеет не отдаленное представление об этих канонах, это его плюс. Но не безусловный. Не только адвокаты, но и другие его другие герои так много говорят - даром что правильно, - что это сильно удлиняет дорогу к разгадке детективной загадки.

Читать рецензию полностью >>


Детская литература

Бумажные города (Джин Грин)

Каждый из нас хотя бы раз в жизни хотел оказаться в “бумажном городе”. Бросить все, отложить все дела, сесть в машину, один или с лучшими друзьями, и уехать. Иногда человеку просто необходима смена обстановки, чтобы он сам не стал “бумажным” человеком, которого так легко смять.

Марго Рот Шпигельман - девушка-подросток, жительница “бумажного города”. Она живет обычной, на первый взгляд, жизнью. Ходит в школу, на вечеринки, гуляет с подругами и встречается с популярным парнем. Таких девчонок полно в каждой школе. Но Марго Рот Шпигельман, которую знают окружающие, - лишь маска, скрывающая девушку, читающую стихи Уолта Уитмена  и слушающую Вуди Гатри вместо Джастина Бибера. С самого детства Марго привлекали загадки. Обычный ребенок, увидев мертвеца, с визгом убежал бы домой, а Марго заинтересовали подробности смерти: что могло такого произойти с человеком, что он решился на суицид? Ведь на это идут только те, у кого обрываются внутри все ниточки.

Квентин Джейкобсен - парень, влюбленный в Марго Рот Шпигельман с детства, - полная ее противоположность. Квентин любит скучную жизнь, рутина доставляет ему удовольствие. Он и представить себе не может, что девушки, о которой он мечтает с самого расследования смерти Роберта Джойнера, нет. Настоящую Марго не знают даже собственные родители. Все ее мальчики на побегушках и подружки - лишь игра, в которую она играет. Марго дает Квентину шанс сблизиться с ней, став хорошим другом и напарником, но он воспринимает ее посыл. И после поступка Марго, вызвавшего большой переполох, решает, что это очередная проверка, игра с подсказками, в конце которой его ждет приз - сама Марго Рот Шпигельман.

Книга мне очень понравилась, поскольку самой очень близок образ Марго: ее поведение, стиль общения, привычки. Джон Грин умеет выворачивать души своих героев наизнанку, проводит экскурсии в их богатый внутренний мир. Автор заставляет задуматься над вопросами: а что будешь делать ты, если тебе наскучат бумажные города или все твои ниточки оборвутся?