Книжные новинки

Клуб лжецов (Мэри Карр)

Если бы не министр иностранных дел, верхом российской антисанкционной риторики по-прежнему оставался бы анекдот двухгодичной давности, где техник, передающий наши ракетные двигатели американской стороне, елейным голосом спрашивает заокеанского коллегу: “Ну, как там, на Луне?” К такому печальному выводу прихожу по результатам попыток на протяжении двух месяцев смотреть каналы российского телевидения. Какие успехи имел в виду президент, когда поздравлял журналистов с успешной работой в названном направлении, для меня загадка. Смотреть решительно нечего. Зато можно читать, и тут есть с чем поздравить издательство “Эксмо”.

29 ноября благодаря его стараниям увидел свет роман Мэри Карр “Клуб лжецов” на русском языке. Этот бестселлер, собравший 12 литературных премий, был написан больше 10 лет назад, но не потерял своей актуальности. Он не содержит ни вымышленных персонажей, ни вымышленных конфликтов. “Клуб лжецов” - семейная история, в которой дети (в смысле эмоциональной зрелости) завели детей. Один из детей стал профессором сиракузского университета и написал о своей семье книгу. Рассказанная в ней реальная история поразила самого Стивена Кинга. Эту книгу я и планирую купить.

Я капитан на судне, где есть место демократии. В мирных условиях можно попытаться обосновать что угодно. Есть одно “но” - драться за свою точку зрения я буду в полную силу, а пятна на моей просоленной тужурке не от кетчупа. Так что защитить то, что я собираюсь отправить за борт, приемом “это мне не мешает” не получится. Ответом будет статистика, подтверждающая 10%-ое снижение активного словарного запаса в сравнении с прошлым годом. Победить - не цель. Цель - показать, что предмет драки иногда не стоит и царапины. А чтобы отстоять то, что мотивирует или вдохновляет, надо готовиться.

Мальчишки должны знать, кто главный и каковы правила, говорит Нил Стивенсон. Девчонки должны знать: главный может ошибаться, а правила зачастую составляет тот, кто измельчит в ступке муху для фарша, если достанет ее из пакетика с надписью “черный перец горошком”. Благодаря полемическим схваткам с капитаном мой в перспективе капитан не потеряется на острове Собственных суждений. Но Остров Собственных решений пока ему не по зубам. Он начинается с точки, где понимаешь: за право управлять своим кораблем приходится платить. Звонкой монетой, нервами, отношениями и невозможностью свалить вину на кого-то другого. Страшное место! Книга Мэри Карр “Клуб лжецов” об отличной от моей системе воспитания. Дети порой рождаются прямо на острове Собственных решений. И становятся капитанами скорее в силу отсутствия альтернативы, чем готовности ими стать. К тексту!

На этих страницах вы прочтете о том, как моя старшая сестра Лиша с начальной школы находилась в постоянной готовности потушить пожар, которым в любую секунду была готова разгореться наша легковоспламеняющаяся мать. Когда Лише было всего одиннадцать, она, будучи за рулем машины, могла с легкостью убедить любого полицейского в том, что водительские права у нее есть, но она забыла их дома:
- Сэр, пожалуйста, я везу мою сестричку к матери. Пощупайте ее лоб, у нее такая высокая температура, бедняжка просто горит.
Мне в этот момент надо было иметь скорбный вид. (Если моя сестра надумает писать собственные мемуары, то в них я буду неизменно фигурировать плачущей, описавшейся или перемазанной рвотой).



Бестселлеры

Цитаты из автобиографии Сергея Белова “Движение вверх”

После выхода фильма “Движение вверх” интерес к истории советского баскетбола разгорелся ярким пламенем. Мы решили выбрать яркие цитаты из автобиографии Сергея Белова, которая легла в основу фильма.

О занятиях спортом в школе

Сам я с третьего класса стал заниматься акробатикой, а с четвертого — легкой атлетикой. Я рос не слишком крупным, но очень выносливым и жилистым. Природные данные естественным образом развились во мне за счет постоянного — с раннего детства — пребывания на свежем воздухе с непрерывной двигательной игровой активностью.

Я выступал за сборную школы по всем популярным видам спорта (а в 1-2-м классах еще и в соревнованиях по шахматам). Помню, лыжные кроссы мы бегали и в тридцатиградусный мороз. Другими параллельными увлечениями стали футбол, где я выступал в качестве вратаря, и только позднее — баскетбол.
Я считаю большой удачей, что спортивные занятия начал не напрямую с баскетбола, а получил в качестве базовой подготовки разностороннюю специализацию, навыки акробата и легкоатлета. Не раз впоследствии я добрым словом вспоминал лыжи, давшие мне выносливость, легкую атлетику, развившую скорость, акробатику, привившую культуру и пластику движений.

Достаточно рано я стал относиться к занятиям спортом очень серьезно. Меня не нужно было уговаривать пораньше лечь спать — я знал, что в 22.00 я должен быть в постели, потому что в 6 утра независимо от погодных условий я должен выйти на пробежку и зарядку. Я старался использовать любые свободные полчаса и провести их в спортзале или на стадионе, готов был тренироваться индивидуально и дополнительно с утра до вечера.

О старте во взрослом баскетболе

Опытные матерые игроки, годами выступавшие в командах первой лиги, не были корифеями в баскетболе, но его теневую сторону освоили досконально. Эта сторона нашего вида спорта особенно процветала в связи с отсутствием телевизионных трансляций. Сейчас в это трудно поверить, но тогда в момент пробития второго штрафного броска, пока все, включая судей, следят за мячом, вполне в порядке вещей были откровенные удары локтем в солнечное сплетение игроку команды соперника, ожидающему отскока.
Умение преодолевать жесткую оборону и удары локтями, быть всегда предельно собранным и готовым к любой агрессии соперника, приобретенное мной в том первом сезоне, очень пригодилось мне впоследствии. Игра в «Уралмаше» стала для меня настоящей школой жизни в большом баскетболе. По заданию тренера я осваивал «персоналку», весь сезон костьми ложился в защите. Лишился нескольких зубов и перенес пару переломов носа.

О времени в свердловском “Уралмаше”

В «Уралмаше» «старики» гоняли меня первые полгода, как щенка, — во втором сезоне они стали моими верными соратниками и «подносчиками снарядов».

Материальные условия, которые мне предложил «Уралмаш», были небогатыми. Меня поселили в комнатке при стадионе (поначалу мы там обитали втроем, потом я постепенно «пережил» своих соседей, улучшивших свои жилищные условия раньше меня, и остался единственным жильцом). Позднее я получил от завода квартиру, в которой до отъезда из Свердловска проживал с молодой женой.
Трудоустроили меня в спортивном клубе завода с зарплатой в 80 рублей. Эта сумма и была моим единственным основным доходом вплоть до перехода в ЦСКА.
Чтобы дать полное представление о «профессионализме» в советском баскетболе тех лет, приведу лишь два небольших примера. Первый — в качестве основной премии от свердловских властей за победу на чемпионате мира в 67-м году фигурировало право вне очереди приобрести — за свои деньги! — холодильник отечественного производства.

Дело в том, что помимо слаженной, упорной игры, дружного коллектива «Уралмаш» тех лет имел также и другую славу, негативную. Как пили в этой команде, я никогда в своей жизни больше не видел. Это были не люди, просто былинные богатыри какие-то! В их обиходе рюмок не было, вот что я могу о них сказать. При тренере они пили коньяк под видом чая.

Читать рецензию полностью >>


Фантастика

Река богов (Йен Макдональд)
рейтинг книги Река Богов - 2 звезды из 4

Он блестяще конструирует завтра из деталей, которые можно увидеть из сегодня. Говорю о Йене Макдональде по прочтении романа “Река богов”. “Город и деревня” - мегасериал будущего, где все, от природных явлений до актеров, создано с помощью искусственного интеллекта. Актеры больше не получают безумных денег за одну серию “мыла”, где значительную часть времени ковыряют вилкой в пластиковой еде. Болливуду больше вообще не нужны актеры. Роли горожан и жителей деревни “исполняют” сарисины, то есть искусственный интеллект. Каждый актер - пучок электроимпульсов. И зрители воспринимают таких “актеров” как звезд, журналисты берут у них интервью. Настоящие актеры для обывателя - тоже всего лишь изображение на мониторе или телеэкране. Так какая разница?

Искусственный интеллект, пути его саморазвития и варианты использования человеком - тема в романе “Река богов” не просто удачная для научной фантастики. Сегодня, когда даже Сбербанк хочет обучать машины, ничего актуальнее быть не может. При таких начальных условиях завтра неизбежно поставит перед человеком вопрос об ограничениях на навыки машин самообучаться. Место локализации конфликтов - Индия. Точнее, где-то в Индии, ибо эта страна разделилась на штаты. Поделили “наследники” Ганди и Ганг, реку богов и жизни. “За” Индию и свойственная Йену Макдональду любовь локализовать конфликт в экзотическом месте, и вполне логичные причины. Густонаселенная страна, где бок-о-бок проживают любители свободы и наживы. Страна, где браки столетиями заключались по выбору родителей и где всевозможные способы занятий любовью систематизировали в камастуру. Здесь есть возможность обойти строгие международные акты, регламентирующие деятельность искусственного интеллекта.

Итак, в романе “Река богов” мы имеем актуальный конфликт и отлично выбранное место его локализации. Конечно, искусственный интеллект и люди противостоят друг другу не в Индии. Понять, где локализованы сарисины последнего поколения, у людей умишка не хватит. Но они пытаются - это ж люди! Отлично разработана линия с Сыщиком Кришны господином Нандхой. В его фигуру вдохнул жизнь Мастер слова. Мы видим человека, который работает на совесть, из понимания важности своей миссии, готового отказаться от многого во имя нее - таков господин Нандха. Невнимательный муж, который знает, какой жемчужиной владеет, но уделяет жене крохи своего времени и внимания. Он хранит человечество от искусственного интеллекта! На фоне этого эпического противостояния не мелкой выглядит трагедия женщины, запертой в пентхаусе в большом городе. Сериал и садик на крыше - единственные радости запертой в клетку птички.

Как и в романе “Бразилья” Йен Макдональд - мастер характера. В романе “Река богов” он поставил и срежиссировал конфликты, в которых задействованы личности, в чью жизненность веришь безоговорочно. Хороши и те, что заняты в нише, где происходят требуемые искусственному интеллекту научные преобразования. Хороши и те, что обеспечивают перипетии борьбы на политической арене Индии. Самый запоминающийся герой - Шахин Бадур Хан, талантливый политик и скрупулезный службист в одном лице. Он - советник первого лица государства Бхарат, одного из штатов бывшей Индии, готового воевать с другим за воду. Он - носитель конфликта между долгом и чувствами. В момент, когда консультируемое им правительство находится в точке, из которой следующий шаг может означать войну внутреннюю или внешнюю, он позволяет увлечь себя водовороту страсти. Вот она, противоречивая природа человека!

Актуальная тема, удачно выбранное место для локализации конфликтов, образы, которые соединяют древнюю мифологию Индии и реалии современности, многоэтажность сюжета, яркие характеры, - все это роман Йена Макдональда  “Река богов”. Это научная фантастика, написанная в фирменном стиле автора. Что, безусловно, комплимент. Читая роман, вы будете вспоминать “Букварь для благородных девиц” Нила Стивенсона. Что, безусловно, комплимент номер два. Развязка романа “Река богов” заставит вспомнить… “Одиссею”. Что можете трактовать как угодно. Но не читать роман решительно невозможно.

Детективы

Кваzи (Сергей Лукьяненко)

Два героя. Разные. Один, скажем, увлекается разведением орхидей и высокой кулинарией, второй - женщинами и бильярдом. Они не сходятся во мнениях по множеству вопросов. Их ссоры не просто потоки слов, они подсвечены чувством юмора, как некоторые фонтаны - электричеством. Герои совместно расследуют преступления и по ходу влияют друг на друга, что облегчает автору решение задачи по их развитию. Классика детективного жанра! Ее Сергей Лукьяненко успешно применил в своем произведении Кваzи. Только его герои не просто разные. Они антагонисты: живой и мертвый. Дознаватель смертных дел Денис Симонов и Личный помощник Представителя кваzи Михаил Бедренец, я таки познакомилась с ними.

Живой и мертвый полицейский работают над преступлением на бытовой почве, связанным с тем, что теперь человечество может существовать в трех видах: живые, восставшие и кваzи. Профессор Томилин, вирусолог, был убит в своей квартире. Простая завязка приводит тех, кто решится следовать за сыщиками, к проблемам мироустройства. Нового мироустройства, где людям уже не принадлежит вся планета. Им пришлось отстаивать свое место на ней у мертвых людей. По воле Сергея Лукьяненко, грянул Апокалипсис, за которым следуют изменения в мировосприятии. Преступление на бытовой почве, как в лучших триллерах, - вершина айсберга. Как в лучших триллерах, ум преступника вызывает восхищение. Тот, кто запутывал следы, делал это на “отлично”. Но, как и должно быть, отличные ищейки увидели весь айсберг. А также то, что картина прояснилась, но не стала однозначной.

Новый мир - старые проблемы. Каковы пути дальнейшего сосуществования людей и кваzи? Как сохранить паритет сил? К чему приведет гонка вооружений? Свои и чужие: может ли быть преступление против своих в итоге во благо всем? Все эти вопросы, над которыми человечество ломало голову в прошлом, когда слово смерть не требовало такого уточнения, как “окончательная”, встают и перед героями Постапокалипсиса. Лукьяненко создает таких героев, которые готовы задаваться вопросами, принимать решения и нести за них ответственность. “Гул затих. Я вышел на подмостки. Прислонясь к дверному косяку, я ловлю в далеком отголоске, что случится на моем веку”. Вот так. И не надо никакого волшебного мела, которым можно исправить ошибки прошлого.

Почему живые и мертвые люди? Зомби, которые живут за МКАДом, решительно настроили меня против последней книги Сергей Лукьянеко, когда я прочитала анонс. Я не знаю, почему мэтр российской фантастики дал возможность восставшим стать кваzи. Может, чтобы показать: люди могут найти общий язык с другими людьми, даже если их разделила сама Смерть, а не, скажем, такая ерунда, как желание убираться в западноевропейских гостиницах, минуя процедуру получения визы.


Приключенческая литература

Вирус Reamde (Нил Стивенсон)

Нил Стивенсон может рассмешить меня, действуя строго в рамках, установленных литературоведами для прокрустова ложа киберпанка. Таков он в романе “Лавина”. Нил Стивенсон может подать знакомые мне факты Второй мировой войны под таким соусом, что я буду внимать его истории как прежде неслыханной. Таков он в романе “Криптономикон”. Нил Стивенсон может ошеломить меня таким открытием эпохи постдефицита, что я стану считать чтение его фантастического романа разговором с единомышленником по вопросам образования и формирования качеств лидера. Таков он в романе “Алмазный век, или Букварь для благородных девиц”. Нил Стивенсон в топ-50 причин, по которым у меня нет претензий к Колумбу за его открытие)

Но он разный, и бывает, что я говорю себе: если ты не понимаешь, какова цель автора, то это просто потому, что вы больше играете не в шахматы. Это го, не твоя игра. Но и тогда я способна получать удовольствие от чтения романов Нила Стивенсона. Личности, с помощью которых он развивает стратегию игры, безусловно, живые. Я не восторгалась романами Барочного цикла. Но известные ученые, которые играют тут на его стороне, таковы, что кажется, это он меня с ними познакомил, вот только что. Те же факты - другие жизни. Гук, Гюйгенс, Ньютон, Лейбниц - в романах Барочного цикла мы видим человеческую ипостась титанов. Роман “Вирус Reamde” далеко не го. Тут я все могу просчитать. Но живые герои - один из главных его плюсов.

Читать рецензию полностью >>


Историческая литература

Загадка Катилины (Стивен Сейлор)

Не хочешь разочароваться в писателе, не жди от него слишком многого. Но как не ждать, когда пишет он детективы, действие которых происходит в Древнем Риме?! И ты, конечно же, ждешь. Хитросплетений заговоров, подлых отравлений, подкупов, шантажа, - всех этих изобразительно-выразительных средств, которыми создается картина беспринципной борьбы за власть и богатства. Ждешь и расследования, в ходе которого ты побежишь по темному лабиринту улик, освещая повороты в правильном направлении вспышками своих догадок. Ждешь радости от того, что создатель лабиринта удивит тебя, поставив в тупик перед очередным поворотом. Лабиринт детективного сюжета Стивена Сейлора проходит через тени, отбрасываемые колоннами из коринфского мрамора, через сумрак библиотек с бесценными пергаментами древнегреческих авторов, через прохладу атриев, где любовно устроенные фонтанчики дарят свежесть римским гражданам. Но бежать по нему никак не получается.

Везде, где можно, Стивен Сейлор вывалил много золы знаний о Древнем Риме, и, что делает эти места труднопроходимыми, вывалил в форме монологов или диалогов героев. Там, где у Линдсей Дэвис предыстория уместилась в одну говорящую сцену или пару иронических замечаний, тут рассказывается полностью. Выступления адвокатов (защитника и обвинителя) не будут сокращены, Стивен Сейлор воспроизведет речи в точности так, как они и должны были звучать с ростров. В Древнем Риме ораторское искусство на самом деле являлось искусством, со своими канонами и слушателями, готовыми часами внимать безупречно составленным речам. То, что Стивен Сейлор имеет не отдаленное представление об этих канонах, это его плюс. Но не безусловный. Не только адвокаты, но и другие его другие герои так много говорят - даром что правильно, - что это сильно удлиняет дорогу к разгадке детективной загадки.

Читать рецензию полностью >>


Детская литература

Бумажные города (Джин Грин)

Каждый из нас хотя бы раз в жизни хотел оказаться в “бумажном городе”. Бросить все, отложить все дела, сесть в машину, один или с лучшими друзьями, и уехать. Иногда человеку просто необходима смена обстановки, чтобы он сам не стал “бумажным” человеком, которого так легко смять.

Марго Рот Шпигельман - девушка-подросток, жительница “бумажного города”. Она живет обычной, на первый взгляд, жизнью. Ходит в школу, на вечеринки, гуляет с подругами и встречается с популярным парнем. Таких девчонок полно в каждой школе. Но Марго Рот Шпигельман, которую знают окружающие, - лишь маска, скрывающая девушку, читающую стихи Уолта Уитмена  и слушающую Вуди Гатри вместо Джастина Бибера. С самого детства Марго привлекали загадки. Обычный ребенок, увидев мертвеца, с визгом убежал бы домой, а Марго заинтересовали подробности смерти: что могло такого произойти с человеком, что он решился на суицид? Ведь на это идут только те, у кого обрываются внутри все ниточки.

Квентин Джейкобсен - парень, влюбленный в Марго Рот Шпигельман с детства, - полная ее противоположность. Квентин любит скучную жизнь, рутина доставляет ему удовольствие. Он и представить себе не может, что девушки, о которой он мечтает с самого расследования смерти Роберта Джойнера, нет. Настоящую Марго не знают даже собственные родители. Все ее мальчики на побегушках и подружки - лишь игра, в которую она играет. Марго дает Квентину шанс сблизиться с ней, став хорошим другом и напарником, но он воспринимает ее посыл. И после поступка Марго, вызвавшего большой переполох, решает, что это очередная проверка, игра с подсказками, в конце которой его ждет приз - сама Марго Рот Шпигельман.

Книга мне очень понравилась, поскольку самой очень близок образ Марго: ее поведение, стиль общения, привычки. Джон Грин умеет выворачивать души своих героев наизнанку, проводит экскурсии в их богатый внутренний мир. Автор заставляет задуматься над вопросами: а что будешь делать ты, если тебе наскучат бумажные города или все твои ниточки оборвутся?