Книжные новинки

Смотритель, книга первая. Орден желтого флага (Виктор Пелевин)

Артур Кларк до того, как стал регулярно отправляться в космические одиссеи, выдал идею создания сети спутников связи на геостационарных орбитах. Все нынешние глобальные системы коммуникации строятся на этой идее. Виктор Пелевин - это тоже сеть; золотой нитью легчайшей паутины растянуто его сознание над Землей и улавливает малейшие колебания-изменения в мышлении масс. Вот в сознании этих масс идея обладания айфоном последней модели вытеснила идею регулярного питания - и уже Виктор Пелевин выдает нам произведение, на страницах которого живет герой-вампир.

Для него и его собратьев в романе Empire V маленькие человечки трудятся изо всех сил, перерабатывая гламур и дискурс в баблос. Последнее - это субстанция, которой питаются вампиры. И хоть Виктор Пелевин сохраняет совершенно серьезную мину на всем протяжении романа о трансформации идей в пищу для вампиров, ясно, что эта история ужасов - памфлет, маскирующийся под историю ужасов. Такая  художественная форма позволяет в числе прочего показать, что степень заигранности вампирической темы на момент написания романа достигла высшей точки. Что ни говори, а есть романы, в которых Виктор Пелевин - современный Джонатан Свифт.

Читать материал полностью >>



Бестселлеры

Алмазный век, или Букварь для благородных девиц (Нил Стивенсон)

Преступления фиксируются летающими камерами, а сами участники инцидентов - преступники и пострадавшие - маркируются тысячами мушек, нанороботов. Это облегчает задачу найти тех или других, что повышает эффективность работы судьи Прибрежной Республики господина Вана. нанороботы также помогают ему пытать заключенных. Встраиваясь в нервную систему, такие “помощники” посылают в мозг подозреваемого сигналы о том, что его организм  терпит неимоверную боль. Прибрежная Республика - одна из фил которые теперь, в алмазном веке, заняли места государств. три филы (проще говоря, племена) считаются великими - неовикторианцы, ниппонцы и ханьцы. Сосуществование фил регламентируется Экономическим Протоколом, общим для всех сводом правил. Век нанотехнологий описан в фантастическом романе Нила Стивенсона “Алмазный век, или Букварь для благородных девиц”.

И описан так, что в начале романа будущее повергает читателя в легкий шок. Никакого размеренного знакомства с временем next, как в антиутопии Олдоса Хаксли “О дивный новый мир”. Нил Стивенсон погружает читателя в новую реальность с головой. Порядки будущего на старте никто не объясняет - в них надо разобраться самому и разобраться побыстрее. Потому что иначе можешь пропасть ни за грош, как глупый Бад. Тот даром что был вооружен лобометом (вживленным в лоб оружием), а, ограбив не того парня, превратился в ошметки. Нанотехнологии позволяют вживить кому угодно что угодно куда угодно. Но лобомет даже в будущем не заменит человеку мозг.

Читать рецензию полностью >>


Фантастика

Вожак (Генри Лайон Олди)

“- Не знаю, как ты осмелилась взяться за продолжение, сколько бы там тебе ни предложили. В последней серии, что ты мне показывала, ты не только прикончила Властелина Галактики, но еще и оставила нашего героя в безвыходном положении. Насколько я понимаю, он сидит в радиоактивной батисфере на дне юпитерианского аммиачного океана. Океан кишит чудовищами, которые дышат метаном и все до одного по гипнотическому наущению Властелина Галактики так и рвутся съесть Джона Стерлинга, - а у него только перочинный ножик. Как ты его оттуда вытащила?

- Ты ничего не понимаешь. Следующая серия на Ганимеде. Джон Стерлинг рассказывает секретному агенту Долорес О’Шанахан о своих приключениях. Рассказывает, понятно? Благородство не позволяет ему хвастаться перед девушкой. Пока он с юмором излагает историю своего героического освобождения, действие начнет развиваться дальше, да так быстро и так кроваво, что наша невидимая публика не опомнится до самой рекламной паузы, - а там уж им найдется, о чем еще подумать.”

Опять читая Олди, вспоминаю Хайнлайна. Только на сей раз - и тут уж все мои ипостаси трактуют точную цитату одинаково - вовсе не похвалы для. Цитата взята из повести “Космическое семейство Стоун”, и речь герои ведут о сюжете сериала. Роджер Стоун, инженер первой категории и опытный сценарист, осуждает работу матери, Хейзел Стоун, толкового инженера и начинающего сценариста. На начало третьей части романа “Дикари Ойкумены” смотрю примерно так же, как Стоун-младший смотрит на “творчество” Хейзел. Мне пришлось напрячься, чтобы проглотить затесавшийся в историю Ойкумены комок событий, очень плохо размешанных ложкой логики. Несмотря на легкое несварение от этой порции, “Вожак”, завершающий историю Марка Тумидуса, съеден мной до конца.

Последнее объясняется тем, что к третьей части этой истории я и вверенная моему командованию полудекурия уже находились в колодце гравитации.  “Маневр в колодце гравитации, на первый взгляд, противоречит закону сохранения энергии. Корабль, отправляющийся с Луны или космической станции на отдаленную планету, доберется туда быстрее и затратит меньше топлива, если сначала устремится к Земле, а потом разовьет ускорение, находясь как можно ближе к ней”. Фокус в том, что реактивная масса или топливо, - это действительно масса, в колодце она теряет энергию положения - та переходит в кинетическую энергию корабля. Словом, я находилась в зоне притяжения Олди, и на тот момент масса топлива (уже прочитанного мной) преобразовалась в кинетическую энергию, придавшую мне сил двигаться дальше.

Впрочем, дальше Олди работают лишь отчасти в соответствии с рекомендациями Хейзел Стоун - действие будет развиваться стремительно, в меру кроваво, и, слава Имперской Безопасности, логично. Именно она возьмет в свои руки дело с открытой разведчиками Астлантидой. Олди, скорее всего, наделили Имперскую Безопасность бОльшей долей здравого смысла, чем Безопасность любой Империи способна вместить. Зато благодаря этому она и нарушитель Устава Марк Тумидус смогли наметить пути решения проблемы энергетики своей родины. Прежний путь - постоянный захват все новой ботвы на окраинах Ойкумены -  все-таки тупиковый.

Словом, в третьей части романа “Дикари Ойкумены” все, что касается работы разных форм управления Великой Помпилией и Ойкуменой, организовано Олди более чем сносно. Заседания Совета Лиги прошли под мысленные бурные аплодисменты моей полудекурии. А вот то, что касается лично Марка Тумидуса, в третьей части романа “Дикари Ойкумены” не всегда вызывало понимание. Но я говорила себе в такие минуты: такова цена за решения проблемы рабства. Не так уж это и много - поверить в то, что можно обменять перочинный нож на знание астланского языка.

P.S. Марк Тумидус платил не перочинным ножом)


Детективы

Загадка Катилины (Стивен Сейлор)

Не хочешь разочароваться в писателе, не жди от него слишком многого. Но как не ждать, когда пишет он детективы, действие которых происходит в Древнем Риме?! И ты, конечно же, ждешь. Хитросплетений заговоров, подлых отравлений, подкупов, шантажа, - всех этих изобразительно-выразительных средств, которыми создается картина беспринципной борьбы за власть и богатства. Ждешь и расследования, в ходе которого ты побежишь по темному лабиринту улик, освещая повороты в правильном направлении вспышками своих догадок. Ждешь радости от того, что создатель лабиринта удивит тебя, поставив в тупик перед очередным поворотом. Лабиринт детективного сюжета Стивена Сейлора проходит через тени, отбрасываемые колоннами из коринфского мрамора, через сумрак библиотек с бесценными пергаментами древнегреческих авторов, через прохладу атриев, где любовно устроенные фонтанчики дарят свежесть римским гражданам. Но бежать по нему никак не получается.

Везде, где можно, Стивен Сейлор вывалил много золы знаний о Древнем Риме, и, что делает эти места труднопроходимыми, вывалил в форме монологов или диалогов героев. Там, где у Линдсей Дэвис предыстория уместилась в одну говорящую сцену или пару иринических замечаний, тут рассказывается полностью. Выступления адвокатов (защитника и обвинителя) не будут сокращены, Стивен Сейлор воспроизведет речи в точности так, как они и должны были звучать с ростров. В Древнем Риме ораторское искусство на самом деле являлось искусством, со своими канонами и слушателями, готовыми часами внимать безупречно составленным речам. То, что Стивен Сейлор имеет не отдаленное представление об этих канонах, это его плюс. Но не безусловный. Не только адвокаты, но и другие его другие герои так много говорят - даром что правильно, - что это сильно удлиняет дорогу к разгадке детективной загадки.

Но я обратилась к книгам Стивена Сейлора прежде всего как к детективам, а не источникам исторически верных данных о дебатах в парламенте по тому или иному, пусть и весьма значительному для Древнего Рима, поводу. Все это в полной мере относится к первой и второй книгам о Сыщике Гордиане и лишь частично - к третьей. Она, “Загадка Катилины”, наконец-то упакована в форму, о которой можно сказать: автор начал отрабатывать выдаваемые ему авансы читательского внимания. Катилина, римский патриций и кандидат в консулы, загадал загадку про тело без головы Сыщику Гордиану и всему римскому электорату. Последнему - бесспорно, Катилина. Первому - предположительно, Катилина. А, возможно, его политический оппонент Цицерон. Информацию, которой располагает Сыщик Гордиан, можно истолковать и как улики против Катилины, и как свидетельства вины Цицерона. Словом, ее недостаточно. А выражение тело без головы между тем для главного героя Стивена Сейлора имеет не только переносное значение - кто-то подкинул ему обезглавленный труп в поместье.

Загородные поместья, по мнению тех, кто летом вынужден жить в Риме, все располагаются в местности под названием Уголок Спокойствия и Отдохновения. Но на буколические картинки сельской жизни лучше всего взирать с Эсквилинского холма, только тогда они выглядят идиллически. Итак, с момента второй книги прошло 8 лет, Гордиан оставил римский дом и ремесло на старшего сына и удалился в поместье, завещанное ему другом. Но длинные руки столичной политики отравили жизнь Гордиана, заставили его встать на одну из сторон, стремящихся к власти в Риме,  и… признать тот факт, что дети могут выбрать жизненный путь, весьма далекий от отцовского. К достоинствам третьей книги можно отнести конфликты, которые наслаиваются один на другой, и старания автора сохранить нейтральную позицию по отношению к политику, который традиционно считается злодеем в исторической литературе. “Загадка Катилины” стоит того, чтобы ее купить.


Приключенческая литература

“Черной метели” быть!

Один из двух авторов “Млавы красной” Ник Перумов заявил о том, что продолжение будет и оно пишется. Читатели его блога могут ознакомиться с несколькими отрывками нового произведения. Из-за переключения на “Черную метель” будет на некоторое время отложен “Раб неназываемого”.

Напомним, что “Млава красная” - это не фантастический роман в чистом виде. Многие поклонники Перумова встретили произведение с критикой. Ведь вся фантастика “Млавы” - это Россия, которой не было, но которая могла бы быть.

В 2012 году “Млава красная” произвела на меня неизгладимое впечатление. Это было лучшее произведение, прочитанное мной в том году. Лучшее.


Историческая литература

Загадка Катилины (Стивен Сейлор)

Не хочешь разочароваться в писателе, не жди от него слишком многого. Но как не ждать, когда пишет он детективы, действие которых происходит в Древнем Риме?! И ты, конечно же, ждешь. Хитросплетений заговоров, подлых отравлений, подкупов, шантажа, - всех этих изобразительно-выразительных средств, которыми создается картина беспринципной борьбы за власть и богатства. Ждешь и расследования, в ходе которого ты побежишь по темному лабиринту улик, освещая повороты в правильном направлении вспышками своих догадок. Ждешь радости от того, что создатель лабиринта удивит тебя, поставив в тупик перед очередным поворотом. Лабиринт детективного сюжета Стивена Сейлора проходит через тени, отбрасываемые колоннами из коринфского мрамора, через сумрак библиотек с бесценными пергаментами древнегреческих авторов, через прохладу атриев, где любовно устроенные фонтанчики дарят свежесть римским гражданам. Но бежать по нему никак не получается.

Везде, где можно, Стивен Сейлор вывалил много золы знаний о Древнем Риме, и, что делает эти места труднопроходимыми, вывалил в форме монологов или диалогов героев. Там, где у Линдсей Дэвис предыстория уместилась в одну говорящую сцену или пару иринических замечаний, тут рассказывается полностью. Выступления адвокатов (защитника и обвинителя) не будут сокращены, Стивен Сейлор воспроизведет речи в точности так, как они и должны были звучать с ростров. В Древнем Риме ораторское искусство на самом деле являлось искусством, со своими канонами и слушателями, готовыми часами внимать безупречно составленным речам. То, что Стивен Сейлор имеет не отдаленное представление об этих канонах, это его плюс. Но не безусловный. Не только адвокаты, но и другие его другие герои так много говорят - даром что правильно, - что это сильно удлиняет дорогу к разгадке детективной загадки.

Но я обратилась к книгам Стивена Сейлора прежде всего как к детективам, а не источникам исторически верных данных о дебатах в парламенте по тому или иному, пусть и весьма значительному для Древнего Рима, поводу. Все это в полной мере относится к первой и второй книгам о Сыщике Гордиане и лишь частично - к третьей. Она, “Загадка Катилины”, наконец-то упакована в форму, о которой можно сказать: автор начал отрабатывать выдаваемые ему авансы читательского внимания. Катилина, римский патриций и кандидат в консулы, загадал загадку про тело без головы Сыщику Гордиану и всему римскому электорату. Последнему - бесспорно, Катилина. Первому - предположительно, Катилина. А, возможно, его политический оппонент Цицерон. Информацию, которой располагает Сыщик Гордиан, можно истолковать и как улики против Катилины, и как свидетельства вины Цицерона. Словом, ее недостаточно. А выражение тело без головы между тем для главного героя Стивена Сейлора имеет не только переносное значение - кто-то подкинул ему обезглавленный труп в поместье.

Загородные поместья, по мнению тех, кто летом вынужден жить в Риме, все располагаются в местности под названием Уголок Спокойствия и Отдохновения. Но на буколические картинки сельской жизни лучше всего взирать с Эсквилинского холма, только тогда они выглядят идиллически. Итак, с момента второй книги прошло 8 лет, Гордиан оставил римский дом и ремесло на старшего сына и удалился в поместье, завещанное ему другом. Но длинные руки столичной политики отравили жизнь Гордиана, заставили его встать на одну из сторон, стремящихся к власти в Риме,  и… признать тот факт, что дети могут выбрать жизненный путь, весьма далекий от отцовского. К достоинствам третьей книги можно отнести конфликты, которые наслаиваются один на другой, и старания автора сохранить нейтральную позицию по отношению к политику, который традиционно считается злодеем в исторической литературе. “Загадка Катилины” стоит того, чтобы ее купить.


Детская литература

Бумажные города (Джин Грин)

Каждый из нас хотя бы раз в жизни хотел оказаться в “бумажном городе”. Бросить все, отложить все дела, сесть в машину, один или с лучшими друзьями, и уехать. Иногда человеку просто необходима смена обстановки, чтобы он сам не стал “бумажным” человеком, которого так легко смять.

Марго Рот Шпигельман - девушка-подросток, жительница “бумажного города”. Она живет обычной, на первый взгляд, жизнью. Ходит в школу, на вечеринки, гуляет с подругами и встречается с популярным парнем. Таких девчонок полно в каждой школе. Но Марго Рот Шпигельман, которую знают окружающие, - лишь маска, скрывающая девушку, читающую стихи Уолта Уитмена  и слушающую Вуди Гатри вместо Джастина Бибера. С самого детства Марго привлекали загадки. Обычный ребенок, увидев мертвеца, с визгом убежал бы домой, а Марго заинтересовали подробности смерти: что могло такого произойти с человеком, что он решился на суицид? Ведь на это идут только те, у кого обрываются внутри все ниточки.

Квентин Джейкобсен - парень, влюбленный в Марго Рот Шпигельман с детства, - полная ее противоположность. Квентин любит скучную жизнь, рутина доставляет ему удовольствие. Он и представить себе не может, что девушки, о которой он мечтает с самого расследования смерти Роберта Джойнера, нет. Настоящую Марго не знают даже собственные родители. Все ее мальчики на побегушках и подружки - лишь игра, в которую она играет. Марго дает Квентину шанс сблизиться с ней, став хорошим другом и напарником, но он воспринимает ее посыл. И после поступка Марго, вызвавшего большой переполох, решает, что это очередная проверка, игра с подсказками, в конце которой его ждет приз - сама Марго Рот Шпигельман.

Книга мне очень понравилась, поскольку самой очень близок образ Марго: ее поведение, стиль общения, привычки. Джон Грин умеет выворачивать души своих героев наизнанку, проводит экскурсии в их богатый внутренний мир. Автор заставляет задуматься над вопросами: а что будешь делать ты, если тебе наскучат бумажные города или все твои ниточки оборвутся?