Бразилья (Йен Макдональд)

ноября 3, 2017

Стою с отвисшей челюстью, словно старикан Сесил Доббс после трюка Майкла Холлера с “оператором” у полицейского участка. “Знаете, это не я вас выбрала. Я о вас не слышала. Хотя теперь жалею об этом”. Иейн Макдональд, прищурившись, отвечает: “Не сомневаюсь. На вашей книжной полке, наверняка, полно крутых фантастов. Нил Стивенсон - намбе ван?” “Намбе ван. В сюжете вашего романа “Бразилья” есть к чему придраться. Но отныне буду говорить всем любителям фантастики, чтобы меняли номерные знаки с читатель-профи на читатель-профан, если не слышали про “Бразилью”. А теперь, когда услышали, - читать, непременно читать!

Так чем же ирландский писатель Йен Макдональд так впечатлил меня, любительницу удивляться? Сюжет романа “Бразилья” из тех, что закручиваются, чтобы ставить вопросы, а не давать ответы. Он многомерный и вроде бы насыщенный яркими деталями прошлого, настоящего и будущего Бразилии, страны, о которой мы так мало знаем. Вроде бы, потому что в ходе повествования выяснится, что деление времени и пространства условно. Такое деление годится, если не знаешь всей правды об устройстве мироздания. Книга немного напоминает кинофильм “Матрица” - у героев откроются глаза, и они узрят мультивселленную. О ней я впервые узнала не от Йена Макдональда, а от Нила Стивенсона. Но, не будь сюжет “Бразильи” так по-голливудски закручен с помощью фигур, которые охраняют существующий порядок вещей и хотят изменить его, здешняя мультивселенная выглядела бы, пожалуй, и реальнее, чем та, что в романе “Анафем”.

Но я согласна не акцентировать свое внимание на тех, кто в киношном стиле охраняет и тех, кто старается изменить статус-кво в Бразилье. Хотя если все - часть общего кода, то тут кроется вопрос о природе этого противостояния. Зато Йен Макдональд теперь в списке экспертов создания отдельных картин жизни (или информации, как выясняется по ходу повествования). Его умение рассказчика таково, словно не сторонний человек из Ирландии поведал тебе о главной трагедии Бразилии 1950 года, а тот, для кого финал чемпионата мира по футболу и впрямь стал трагедией. Слово Йена Макдональда - мощный инструмент, навроде квант-ножа, вскрывает грудные клетки людей и событий. И сердце - средоточие жизни целой нации или одного мелкого телепродюсера - бьется на глазах читателя, гипнотизируя и увлекая в мир Бразильи. Не стану утверждать, что на протяжении всей книги, но местами я галлюцинировала - видела себя на стадионе Маракана во время злосчастного для бразильцев финала 1950 года.

Творческое мышление Йена Макдональда дарит читателю художественные образы, которые позволяют соединить в одну повествовательную ткань такие уток и основу, как культуру Бразилии, страны для нас экзотической, и науку, которая представляет вселенную как один квантовый компьютер. Богоматерь дорогостоящих проектов мог бы придумать Виктор Пелевин, если бы один из его героев жил в бывшей португальской колонии и поклонялся таким богам, как рейтинги зрительского интереса. О! хочу прямо сказать тем, кто любит простоту, - это не будет слишком просто. Упоминание такого романа, как “Анафем”, должно было вас подготовить. События романа Йена Макдональда происходят в Бразилии, и автор называет вещи теми именами, какими их называют здесь. Ты в стране, где под сенью Ангелов Господних творилось обращение и уничтожение, читатель, так что должен понимать, чем фавеладу отличаются от квантумейрос.