Задача трех тел (Лю Цысинь)

июня 18, 2017

Ох, уж эта интеллигенция! Подай ей нерешаемых задач, скрытого смысла, сетевых игр с абсурдными, на первый взгляд, правилами! Элита тянется к тому, что не лежит на поверхности, к тому, за чем нужно нырять глубоко, так глубоко, что не одного адреналина ради. Стучит молотом крови в висках, пульсирует вокруг, прямо в него и ныряешь. Адреналиновые игры, ими можно заинтересовать и тех, кто делает что-то руками. Печет хлеб, ставит уколы, превращает металл в детали ракеты. Но те, чья жизнь - наука, знают: плоды труда могут быть и невидимыми. На иллюстрации, где изображено небо с одним-единственным облачком, скрыто очень много информации. Игра, в которой применение этой информации дает тебе возможность увидеть день завтрашний, интересна. Игра, в которой завтрашний день опровергает информацию, выведенную вчера, влечет неудержимо.

Пелевин, когда писал о своем графе t, на таких увлеченных и рассчитывал. Китайский фантаст Лю Цысинь сделал компьютерную игру для них местом сбора и тестом на пригодность. Пригодность в Предатели человечества. Элита осведомлена не только о великой роли в жизни человека того, что невидимо, но и о том, как применяются многие открытия - во вред Земле, в основном. А благие намерения устилают одну известную дорогу… Много абсурда в игре, много абсурда в жизни, тяжелые страницы жизни отдельных личностей и целой науки во времена “культурной революции” - Лю Цысинь свой фантастический сюжет разворачивает на нескольких уровнях повествования одновременно. Иди с ним вперед, читатель, оставив опасения! Абсурд перестанет быть абсурдом по мере продвижения вперед. “Задача трех тел” - лучшая фантастика из возможных, научная.

Этот китайский роман был переведен на русский… с английского языка. Но Задача трех тел такой силы, что потери от переводов не влияют на воздействие ощутимо. Все, что было в начале абсурдным, сказочным, непонятным, становится научно объясненным. Леонардо да Винчи стряхнул пыль с древних фолиантов и вписал человека одновременно и в символизирующий божественное круг и в квадрат - олицетворение земного. Лю Цысинь в “Задаче трех тел” сделал то же самое для человечества. Его квадрат - это проблемы земные, то, что привело к конфликту. Круг - это вчера, сегодня, через 450 лет после сегодня, и далее, если человечество выстоит перед тем, против чего бессильно. И все в романе имеет причины и следствия, и все имеет научное обоснование. “Задач трех тел” - роман, написанный в соответствии с золотым сечением Леонардо!

На моей “Книжной полке” стало теснее. Там теперь ставит свою “Задачу трех тел” Лю Цысинь. Я не просто советую прочитать эту книгу, я советую прочитать ее до премьеры кинофильма, снятого по роману. Роману о том, что вычеркнуть человека из квадрата может оказаться проще, чем мы думаем. Кино на подходе, на стадии постпродакшна. Фильм - это меньше времени и вроде бы та же история. Но это история из вторых рук, пересказ режиссера. А “Задача трех тел”  стоит того, чтобы уделить ей время. Объемная конструкция сюжета с прекрасными из-за своей трудности задачами готова впустить тебя внутрь, читатель. Ты найдешь героев сложных, дошедших до точки, где принимаются решения за все человечество. Ты найдешь героев простых, даже несколько и шаблонных. Но роман оживает, когда ты погружаешься в задачу трех тел. Все здесь ты увидишь внутренним зрением. И будешь не только сопережевать, ты будешь действовать. Вперед?

Глубина в небе (Вернон Виндж)

июня 7, 2017

Вот уж фантастика так фантастика! Вот уж роман так роман! “Глубина в небе” - второй том трилогии Вернона Винджа о Вселенной, где в разных “зонах” действуют разные физические законы. Книга увлекает. Это настоящий Глубинный космос, в котором можно встретить новое, даже если ты путешествовал меж звезд много тысячелетий. Гибернация и уровень медицины “утратил конечность - отрастим новую”, как понимаете, для героев романа “Глубина в небе” - это даже не сегодня, это позавчера. Две экспедиции разных цивилизаций в одно и то же время отправляются к одной загадочной цели. Место встречи (и последующего противостояния) - система Мигающей, звезды, которая периодически “гаснет”.

Один из главных героев романа “Глубина в небе” - Фам Нювен - живая легенда космоса. Он родился принцем на планете дотехнологического типа, был взят заложником на корабль пришельцев-торговцев и едва-едва не построил Свою Торговую Империю, начав с одного-единственного кирпича: Информация правит миром. Свет таинственной Мигающей смог вывести его из транса равнодушия к Миру-который-его-предал. И далекая экспедиция и впрямь станет лекарством для этого Одиссея будущего, которого Пенелопа дожидалась только затем, чтобы выбить почву из-под ног. Но это будет лекарство, меняющее жизненные ориентиры. Средства для достижения своей давней заветной цели Фам Нювен найдет в арсенале врага, но найдет и причину, по которой забудет об этой мечте.

Глубина в небе находится в оригинальной Вселенной. Настолько оригинальной, что больше ничего не скажу по сюжету - читайте, удивляйтесь, сочувствуйте, восхищайтесь! Здесь несколько уровней конфликтов, чего ожидаешь от Вернона Винджа после первой книги. Здесь автоматике в привчном нам понимании противостоит автоматика со “встроенными” в нее людьми. Здесь, как у Айзека Азимова, семена будущих побед подкладываются в карманы врагу под видом благодеяний. Здесь, как у Юлиана Семенова, герой носит маску днем и ночью, долгие годы, потому что окружен врагами. Здесь, как у Ника Перумова, цели героя и противостоящей стороны временно совпадают. Здесь забываешь про Нила Стивенсона, который аргументированно объяснил, почему инопланетяне должны быть гуманоидами.

Написать рецензию на первую книгу трилогии Вернона Винджа было просто: вы прочтете ее не без удовольствия. Написать рецензию на вторую книгу еще проще: вы прочтете ее с удовольствием)

Анафем (Нил Стивенсон)

февраля 22, 2017

Герой Нила Стивенсона - всегда ниспровергатель. Тот, кто идет против корпораций или установленного порядка вещей, разрушает каноны, создает новое. Тот, кто делает свое дело без красивых презентаций в пауэрпойнте. Тот, кто себе на уме. Тот, кто, упорно следуя к своей цели, не составляет отчетов и не разбрасывается лозунгами. Герой Нила Стивенсона - человек свободный. Даже если он, как Ороло, заперт в матике, открывающем ворота во внешний мир не чаще одного раза в десять лет. Матики (интрамурос) и внешний мир (экстрамурос) - два изолированных лагеря разумной жизни на Арбе, планете, которую открыл для читателя Нил Стивенсон. Роман “Анафем” - это путешествие в мир, где есть Хогвартс для взрослых.

Матики - средоточие научной мысли. Здесь нет жужул, нет спилекапторов, нет авасети. Читай: нет мобильных телефонов, нет кино, нет интернета. Сюда собирают обучаемых мальчиков и девочек. Они станут инаками. Инаки настолько другие, что даже продукты выращивают себе сами. За стенами матиков в еду добавляют хорошин, слабое наркотическое средство, делающее жизнь на жужулах сносной. Матики - это монастыри, где удалившиеся от благ цивилизации арбцы вкушают плоды познания мира, сильное наркотическое средство, делающее несносной мысль о жизни подколенника. Не стать подколенником - такова мечта одного из центральных персонажей романа “Анафем”. Неподколенники - те, кто окажутся на острие событий, сделают что-то, чтобы их имя стало символом. Символом прорыва в науке, символом поворотного события в истории… Осторожнее с мечтами, они порой сбываются!

Закрытое общество, где вся жизнь расписана и течет согласно веками утвержденному регламенту. Обучение недоступному живущим за стенами. Предстоящий каждому из обучаемых - фидов - выбор фракции внутри матика. Небольшой кружок единомышленников. Любовные коллизии, связанные с рассветным возрастом героев. Наставник, который ставит перед не самым одаренным воспитанником самые сложные задачи. Воспитанник, чью целеустремленность оттеняют сомнения в собственных способностях решать самые сложные задачи. И роль спасителя Арба, которую, сомневайся-не сомневайся, Надежде Наставника придется сыграть. Но не из-за сюжетных аналогий я вспомнила о Хогвартсе, когда читала роман Нила Стивенсона “Анафем”. Мне хотелось попасть в ученики к Ороло так же остро, как некогда дочери - стать слушательницей школы, курируемой Альбусом Дамблдором.

Сначала матический мир Стивенсона повергает в шок. Не потеряйся на чужой планете, среди незнакомых правил, которые тебе пытаются растолковать на незнакомом языке, читатель! Очень скоро ты во всем разберешься, а, разобравшись, найдешь фидов из матического мира необычайно интересными. Это в том случае, если ты готов к постоянному, на протяжении всего романа, напряжению мысли. Теорические знания, которые постигают ученики Ороло, не останется мертвой теорией. Формулы под пером волшебника Стивенсона станут оживать и позволят инакам оставаться живыми самим и спасти Арб. Если постоянное напряжение мысли - не то, зачем вы раскрываете книгу, роман “Анафем” вам не подойдет. В авасети всегда есть чем заняться без напрягов!

Роман “Анафем” удостоен премий:
Премия сайта SF, 2008 (1 место как у читателей, так и у редакторов)
Локус, 2009 (научно-фантастический роман)
Мир фантастики, 2012 (книга года)

Номинации:
Премия Артура Кларка
Хьюго
Индевор
Книга года по версии Фантлаба

Криптономикон (Нил Стивенсон), часть первая

августа 16, 2015

Знаете, есть такие книги, они как 85%-ый Линдт с только что сваренным в турке колумбийским кофе. В них все сочетается идеально, а лучше всего - язык автора. Головоломки, разновидности шифрования, принцип работы монитора ноутбука и любовь морского пехотинца ВМФ США - все, что описывается в романе, комильфо. То есть так, как нужно. “Криптономикон” Нила Стивенсона - из их числа. В романе минимум сахара (рассуждений о душевном величии), не очень жидкое молоко (доступные объяснения сложных процессов) и должная степень горечи (жуткие подробности военного быта времен Второй мировой), чтобы понимать - это про жизнь.

История с судебным разбирательством в первой бизнес-попытке, отношения с Чарлин и переписка с  таинственным незнакомцем о значении Крипты - все ситуации описываются ровно столько, сколько надо, чтобы из них сложилась личность, живая, настоящая, как из маленьких кусочков стекла складывается витраж. Купи билет, лети на Филиппины, зайди в отель и встретишь его, Рэнди, того, чьи мысли в числе прочего - в фундаменте Крипты, информационной столицы мира. Если вы, поддавшись на эпиграф “Криптономикона”, ждете от автора, Нила Стивенсона, что его Рэнди будет участвовать в хакерских битвах, погружениях в виртальное пространство и прочих перепитиях, присущих фантастике, то вас ждет разочарование.

Читать материал полностью

Евгений Онегин (Пушкин) - читать онлайн

ноября 30, 2014

Александр Сергеевич Пушкин

Евгений Онегин
Роман в стихах
(1823-1831 годы)

Petri de vanite il avait encore plus de cette espece d’orgueil qui fait
avouer avec la meme indifference les bonnes comme les mauvaises actions,
suite d’un sentiment de superiorite peut-etre imaginaire.

Tire d’une lettre particuliere.

Не мысля гордый свет забавить,
Вниманье дружбы возлюбя,
Хотел бы я тебе представить
Залог достойнее тебя,
Достойнее души прекрасной,
Святой исполненной мечты,
Поэзии живой и ясной,
Высоких дум и простоты;
Но так и быть - рукой пристрастной
Прими собранье пестрых глав,
Полусмешных, полупечальных,
Простонародных, идеальных,
Небрежный плод моих забав,
Бессонниц, легких вдохновений,
Незрелых и увядших лет,
Ума холодных наблюдений
И сердца горестных замет.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

И жить торопится и чувствовать спешит.
Кн. Вяземский.

I

“Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил
И лучше выдумать не мог.
Его пример другим наука;
Но, боже мой, какая скука
С больным сидеть и день и ночь,
Не отходя ни шагу прочь!
Какое низкое коварство
Полуживого забавлять,
Ему подушки поправлять,
Печально подносить лекарство,
Вздыхать и думать про себя:
Когда же черт возьмет тебя!”
Читать материал полностью

Вино из одуванчиков (Рэй Брэдбери)

марта 7, 2013

Дуглас зажмурился: в темноте мягко ступали пятнистые леопарды.
— Том! — И тише: — Том… Как по-твоему, все люди знают… знают, что они… живые?

А, правда, знают ли люди, что они живые?

Мы часто забываем (или не знаем), для чего живем. Отправляясь в путешествие под названием “Взрослая жизнь” мы перестаем радоваться разным мелочам. Наша цель - заработать деньги, сделать карьеру, купить автомобиль, квартиру, воспитать детей. Сколько дней в году мы по-настоящему счастливы? Замечаем ли мы щебет птиц, запах распускающихся цветов?

Не сводится ли наш отдых (время, которое мы отводим себе) к просмотру телевизору и чтению страничек друзей во “Вконтакте”?

Читая Рэя Брэдбери, вспоминаешь, что в детстве ты жил, тебе нравилось жить и ты хочешь жить и сейчас.

Не зарабатывать деньги каждый день. Не ходить на работу от звонка до звонка. А именно жить.

Да, мы не можем побросать работу и все время уделять тому, что нравится. Взрослая жизнь - это еще и ответственность. Но найти время для того, что нравилось когда-то и, наверно, нравится и сейчас, можно.

Любили футбол? Почему сейчас не играете?

Нравилось вышивать? Петь? Хотели научиться играть на фортепиано? В чем проблема? Не надо отговорок. Делайте то, что любите! То, что хотите!

Живите!

Млава Красная, том первый (Ник Перумов, Вера Камша)

июля 2, 2012

Откладывая первый том “Млавы Красной”, понимаю, - это лучший роман, который я читал в этом году. Ни одно из произведений, прочитанных мной в этом году, и рядом не стояло с “Млавой”.

Ник Перумов - известный мастер жанра фэнтези, но, листая страницу за страницу, хочешь, чтобы фантастики не было совсем. И ее нет. Есть мистика. Есть история России. Другой России, но такой близкой, такой понятной.

“Млава Красная” - это исторический роман. Только действие в книге происходит в России, в которой мы с вами могли бы жить, но не жили. От этого произведение только выигрывает. Хочется читать роман, в котором все реально, но не знать, чем закончится противостояние (битва, война). И авторы дарят нам такую возможность.

Читать материал полностью